"Катюша". Гвардейский реактивный миномет
07 Мая, 16:08 \ Нет комментариев \
В честь Дня Победы мы рассказываем о настоящем суперкаре времен ВОВ

После принятия на вооружение авиации 82-мм реактивных снарядов класса "воздух-воздух" РС-82 (1937 год) и 132-мм реактивных снарядов класса "воздух-земля" РС-132 (1938 год) Главное артиллерийское управление поставило перед разработчиком снарядов – Реактивным НИИ – задачу создания реактивной полевой системы залпового огня на основе снарядов РС-132. Уточненное тактико-техническое задание было выдано институту в июне 1938 года.

В соответствии с этим заданием к лету 1939 года институт разработал новый 132-мм осколочно-фугасный снаряд, получивший позднее официальное название М-13. По сравнению с авиационным РС-132 этот снаряд имел большую дальность полета и значительно более мощную боевую часть. Увеличение дальности полета было достигнуто за счет увеличения количества ракетного топлива, для этого потребовалось удлинить ракетную и головную части реактивного снаряда на 48 см. Снаряд М-13 имел несколько лучшие, чем РС-132, аэродинамические характеристики, что позволило получить более высокую кучность.

pic

К снаряду была разработана также самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант, был создан на базе грузового автомобиля ЗИС-5 и обозначался МУ-1 (механизированная установка, первый образец). Проведенные в период с декабря 1938 года по февраль 1939 года полигонные испытания установки показали, что она не в полной мере отвечает поставленным требованиям. С учетом результатов испытаний Реактивный НИИ разработал новую пусковую установку МУ-2, которая в сентябре 1939 года была принята Главным артиллерийским управлением для полигонных испытаний. По результатам окончившихся в ноябре 1939 года полигонных испытаний институту были заказаны пять пусковых установок для проведения войсковых испытаний. Еще одну установку заказало Артиллерийское управление Военно-Морского Флота для использования ее в системе береговой обороны.

21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям ВКП(6) и Советского правительства и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 (боевая машина 13).

Сейчас уже точно никто не сможет сказать, при каких обстоятельствах реактивная установка залпового огня получила женское имя, да еще и в уменьшительно-ласкательной форме — "Катюша". Известно одно — на фронте прозвища получали далеко не все виды оружия. Да и имена эти зачастую были совсем не лестными. К примеру, штурмовик Ил-2 ранних модификаций, сохранивший жизнь не одному пехотинцу и бывший самым желанным "гостем" в любом бою, за выступавшую над фюзеляжем кабину получил среди солдат кличку "горбатый". А маленький истребитель И-16, вынесший на своих крыльях всю тяжесть первых воздушных боев, именовался "ишаком". Были, правда, и грозные прозвища — тяжелую самоходно-артиллерийскую установку Су-152, которая была способна одним выстрелом сбить башню с "Тигра", уважительно называли "зверобоем", а 203-миллиметровую гаубицу Б-4, снаряд которой оставлял воронку размером с одноэтажный дом, — "кувалдой". В любом случае, имена чаще всего давались суровые и строгие. А тут такая неожиданная нежность, если не сказать любовь...

Впрочем, если почитать воспоминания ветеранов, особенно тех, кто по своей военной профессии зависел от действий минометов — пехотинцев, танкистов, связистов, то становится понятно, за что бойцы так полюбили эти боевые машины. По своей боевой мощи "Катюша" не имела себе равных.

Из воспоминаний ветерана войны Владимира Яковлевича Ильяшенко: "Сзади вдруг раздался скрежет, гул, и через нас на высоту полетели огненные стрелы... На высоте все покрылось огнем, дымом и пылью. Среди этого хаоса вспыхивали огненные свечи от отдельных взрывов. До нас донесся страшный грохот. Когда все это улеглось и раздалась команда "Вперед", мы заняли высоту, почти не встретив сопротивления, так чисто "сыграли катюши"... На высоте, когда мы туда поднялись, увидели, что все перепахано. Следов от окопов, в которых находились немцы, почти не осталось. Было много трупов вражеских солдат. Раненных фашистов перевязывали наши санитарки и, вместе с небольшим количеством оставшихся в живых, отправляли в тыл. На лицах немцев был испуг. Они еще не поняли, что с ними произошло, и не оправились после залпа "Катюш".

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе "Компрессор". Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

pic

В ходе войны производство пусковых установок в срочном порядке было развернуто на нескольких предприятиях, обладавших различными производственными возможностями, в связи с этим в конструкцию установки вносились более или менее существенные изменения. Таким образом, в войсках использовалось до десяти разновидностей пусковой установки БМ-13, что затрудняло обучение личного состава и отрицательно сказывалось на эксплуатации боевой техники. По этим причинам была разработана и в апреле 1943 года принята на вооружение унифицированная (нормализованная) пусковая установка БМ-13Н, при создании которой конструкторы критически проанализировали все детали и узлы в целях повышения технологичности их производства и снижения стоимости, в результате чего все узлы получили самостоятельные индексы и стали универсальными.

БМ-13Н
Состав
В состав БМ-13"Катюша" входят следующие боевые средства:
Боевая машина (БМ) МУ-2 (МУ-1) ;
Реактивные снаряды .
Реактивный снаряд М-13:

Снаряд М-13 состоит из головной части и порохового реактивного двигателя. Головная часть по своей конструкции напоминает артиллерийский осколочно-фугасный снаряд и снаряжена зарядом взрывчатого вещества, для подрыва которого используются контактный взрыватель и дополнительный детонатор. Реактивный двигатель имеет камеру сгорания, в которой помещен пороховой метательный заряд в виде цилиндрических шашек с осевым каналом. Для воспламенения порохового заряда используются пирозапалы. Образующиеся при горении пороховых шашек газы истекают через сопло, перед которым расположена диафрагма, препятствующая выбросу шашек через сопло. Стабилизация снаряда в полете обеспечивается с помощью хвостового стабилизатора с четырьмя перьями, сваренными из стальных штампованных половинок. (Такой способ стабилизации обеспечивает более низкую кучность по сравнению со стабилизацией вращением вокруг продольной оси, однако позволяет получить большую дальность полета снаряда. Кроме того, использование оперенного стабилизатора весьма существенно упрощает технологию производства реактивных снарядов).

Дальность полета снаряда М-13 достигала 8470 м, но при этом имело место весьма значительное рассеивание. По таблицам стрельбы 1942 года при дальности стрельбы 3000 м боковое отклонение составляло 51 м, а по дальности — 257 м.

В 1943 году был разработан модернизированный вариант реактивного снаряда, получивший обозначение М-13-УК (улучшенной кучности). Для повышения кучности стрельбы у снаряда М-13-УК в переднем центрирующем утолщении ракетной части выполнены 12 тангенциально расположенных отверстий, через которые во время работы ракетного двигателя выходит часть пороховых газов, приводящая снаряд во вращение. Хотя дальность полета снаряда при этом несколько уменьшилась (до 7,9 км), улучшение кучности привело к уменьшению площади рассеивания и к возрастанию плотности огня в 3 раза по сравнению со снарядами М-13. Принятие снаряда М-13-УК на вооружение в апреле 1944 года способствовало резкому увеличению огневых возможностей реактивной артиллерии.

Пусковая установка РСЗО"Катюша":
pic

К снаряду разработана самоходная многозарядная пусковая установка. Первый ее вариант — МУ-1 на базе грузового автомобиля ЗИС-5 имел 24 направляющих, установленных на специальной раме в поперечном положении по отношению к продольной оси автомобиля. Ее конструкция позволила производить пуск реактивных снарядов только перпендикулярно продольной оси автомашины, причем струи горячих газов повреждали элементы установки и корпус ЗИС-5. Не обеспечивалась также безопасность при управлении огнем из кабины водителя. Пусковая установка сильно раскачивалась, что ухудшало кучность стрельбы реактивных снарядов. Заряжание пусковой установки с передней части направляющих производить было неудобно и требовало много времени. Автомашина ЗИС-5 имела ограниченную проходимость.

Более совершенная пусковая установка МУ-2 на базе грузового автомобиля повышенной проходимости ЗИС-6 имела 16 направляющих, расположенных вдоль оси автомобиля. Каждые две направляющие соединялись, образуя единую конструкцию, именовавшуюся "спаркой". В конструкцию установки был введен новый узел – подрамник. Подрамник позволил вести сборку всей артиллерийской части пусковой установки (как единого агрегата) на нем, а не на шасси, как было ранее. В собранном виде артиллерийская часть относительно легко монтировалась на шасси любой марки автомобиля при минимальной доработке последней. Созданная конструкция позволила уменьшить трудоемкость, время изготовления и стоимость пусковых установок. Вес артиллерийской части был снижен на 250 кг, стоимость – более чем на 20 процентов.Существенно повышены были и боевые и эксплуатационные качества установки. За счет введения бронирования бензобака, бензопровода, боковых и задней стенок кабины водителя была повышена живучесть пусковых установок в бою. Был увеличен сектор обстрела, повысилась устойчивость пусковой установки в походном положении, усовершенствованные подъемный и поворотный механизмы позволили увеличить скорость наведения установки на цель. Перед пуском боевая машина МУ-2 поддомкрачивалась аналогично МУ-1. Силы, раскачивающие пусковую установку, благодаря расположению направляющих вдоль шасси автомашины, прилагались по ее оси на два домкрата, находившиеся вблизи центра тяжести, поэтому раскачивание стало минимальным. Заряжание в установке производилось с казенной части, то есть с заднего конца направляющих. Это было удобнее и позволяло значительно ускорить операцию. Установка МУ-2 имела поворотный и подъемный механизмы простейшей конструкции , кронштейн для крепления прицела с обычной артиллерийской панорамой и большой металлический бак для горючего, установленный сзади кабины. Стекла кабины закрывались броневыми откидными щитами. Напротив сиденья командира боевой машины на передней панели был смонтирован небольшой прямоугольный ящичек с вертушкой, напоминающий диск телефонного аппарата, и рукояткой для поворачивания диска. Этот прибор носил название "пульт управления огнем" (ПУО). От него шел жгут проводов к специальному аккумулятору и к каждой направляющей.

При одном обороте рукоятки ПУО происходило замыкание электроцепи, срабатывал пиропатрон, помещенный в передней части ракетной камеры снаряда, воспламенялся реактивный заряд и происходил выстрел. Темп стрельбы определялся темпом вращения рукоятки ПУО. Все 16 снарядов можно было выпустить за 7—10секунд. Время перевода пусковой установки МУ-2 из походного в боевое положение составляло 2-3 минуты, угол вертикального обстрела находился в пределах от 4° до 45°, угол горизонтального обстрела составлял 20°.

Конструкция пусковой установки допускала ее передвижение в заряженном состоянии с довольно высокой скоростью (до 40 км/ч) и быстрое развертывание на огневой позиции, что способствовало нанесению внезапных ударов по противнику.

После войны "Катюши" стали устанавливать на постаменты — боевые машины превратились в памятники. Наверняка многие видели такие монументы по всей стране. Все они более-менее похожи друг на друга и почти не соответствуют тем машинам, которые воевали в Великой Отечественной войне. Дело в том, что на этих памятниках практически всегда фигурирует реактивная установка на базе автомобиля ЗиС-6. Действительно, в самом начале войны реактивные минометы устанавливали на ЗиСы, но как только в СССР по ленд-лизу стали поступать американские грузовики "Студебеккер", именно их превратили в самую распространенную базу для "Катюш". ЗиС, равно как и ленд-лизовские "Шевроле", были слишком слабы, чтобы возить по бездорожью тяжелую установку с направляющими для ракет. Дело не только в относительно маломощном двигателе — рамы у этих грузовиков не выдерживали веса установки. Собственно, и "Студебеккеры" старались не перегружать ракетами — если выезжать на позицию надо было издалека, то ракеты заряжали непосредственно перед залпом.

"Студебеккер US 6х6", поставлявшийся в СССР по ленд-лизу. Этот автомобиль имел повышенную проходимость, обеспечивающуюся мощным двигателем, тремя ведущими осями (колесная формула 6х6), демультипликатором, лебедкой для самовытаскивания, высоким расположением всех частей и механизмов, чувствительных к воздействию воды. Созданием этой пусковой установки была окончательно завершена отработка серийной боевой машины БМ-13. В таком виде она и провоевала до конца войны.

Установка М-30
Испытания и эксплуатация
pic

Первая батарея полевой реактивной артиллерии, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года под командованием капитана И.А.Флерова, была вооружена семью установками, изготовленными Реактивным НИИ. Своим первым залпом в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года батарея стерла с лица земли железнодорожный узел Орша вместе с находившимся на нем немецкими эшелонами с войсками и боевой техникой.

Исключительная эффективность действий батареи капитана И. А. Флерова и сформированных вслед за ней еще семи таких батарей способствовали быстрому наращиванию темпов производства реактивного вооружения. Уже с осени 1941 года на фронтах действовало 45 дивизионов трехбатарейного состава по четыре пусковых установки в батарее. Для их вооружения в 1941 году было изготовлено 593 установки БМ-13. По мере поступления боевой техники от промышленности началось формирование полков реактивной артиллерии, состоявших из трех дивизионов, вооруженных пусковыми установками БМ-13 и зенитного дивизиона. Полк имел 1414 человек личного состава, 36 пусковых установок БМ-13 и 12 зенитных 37-мм пушек. Залп полка составлял 576 снарядов калибра 132мм. При этом живая сила и боевая техника противника уничтожалась на площади свыше 100 гектаров. Официально полки назывались гвардейскими минометными полками артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.

Каждый снаряд по мощности был примерно равен гаубичному, но при этом сама установка могла практически одновременно выпустить, в зависимости от модели и величины боеприпасов, от восьми до 32 ракет. "Катюши" действовали дивизионами, полками или бригадами. При этом в каждом дивизионе, оснащенном, к примеру, установками БМ-13, было пять таких машин, каждая из которых имела 16 направляющих для пуска 132-миллиметровых снарядов М-13, каждый весом 42 килограмма с дальностью полета 8470 метров. Соответственно, только один дивизион мог выпустить по врагу 80 снарядов. Если же дивизион оснащался установками БМ-8 с 32 82-миллиметровыми снарядами, то один залп составлял уже 160 ракет. Что такое 160 ракет, которые за несколько секунд обрушиваются на небольшую деревню или укрепленную высоту — представьте сами. А ведь во многих операциях во время войны артподготовку осуществляли полки, и даже бригады "Катюш", а это более сотни машин, или более трех тысяч снарядов за один залп. Что такое три тысячи снарядов, которые перепахивают окопы и укрепления за полминуты, представить себе, наверное, не сможет никто...

Во время наступлений советское командование старалось сосредоточить на острие главного удара как можно больше артиллерии. Сверхмассированная артподготовка, которая предшествовала прорыву вражеского фронта, была козырем Красной армии. Ни одна армия в той войне не смогла обеспечить такого огня. В 1945 году во время наступления советское командование стягивало на один километр фронта до 230-260 орудий ствольной артиллерии. Кроме них, на каждый километр приходилось, в среднем, 15-20 боевых машин реактивной артиллерии, не считая стационарных пусковых установок — рам М-30. Традиционно "Катюши" завершали артналет: реактивные установки давали залп, когда пехота уже шла в атаку. Зачастую после нескольких залпов "Катюш" пехотинцы входили в опустевший населенный пункт или на вражеские позиции, не встречая никакого сопротивления.

pic

Конечно, такой налет не мог уничтожить всех вражеских солдат — реактивные снаряды "Катюш" могли действовать в осколочном или фугасном режиме, в зависимости от того, как настраивался взрыватель. При установке его на осколочное действие ракета взрывалась сразу же после того, как достигала земли, в случае с "фугасной" установкой взрыватель срабатывал с небольшим замедлением, позволяя снаряду углубиться в землю или другое препятствие. Однако и в том, и в другом случае, если солдаты противника находились в хорошо укрепленных окопах, то потери от обстрела были небольшими. Поэтому часто "Катюши" использовали также в начале артналета, чтобы не дать вражеским солдатам времени спрятаться в окопы. Именно благодаря внезапности и мощности одного залпа применение реактивных минометов приносило успех.

Кроме ЗиСов, "Шевроле" и наиболее часто встречавшихся среди "Катюш" "Студебекеров", в Красной армии в качестве шасси для реактивных установок использовали танки Т-70, однако от них быстро отказались — двигатель танка и его трансмиссия оказались слишком слабыми для того, чтобы установка могла беспрерывно курсировать вдоль линии фронта. Поначалу ракетчики обходились и вовсе без шасси — пусковые рамы М-30 перевозили в кузовах грузовиков, выгружая их непосредственно на позиции.

- Уже на склоне высоты, совсем немного не добравшись до батальона, мы неожиданно попали под залп родной "катюши" - многоствольного реактивного миномёта. Это было ужасно: вокруг нас в течение минуты одна за другой рвались мины большого калибра. Не сразу отдышались и пришли в себя. Теперь показались вполне правдоподобными газетные сообщения о случаях, когда немецкие солдаты, побывавшие под обстрелом "катюш", сходили с ума.

"Если привлекать артиллерийский ствольный полк, то командир полка обязательно скажет: "У меня данных этих нет, я должен пристрелять орудия". Если он начинает пристрелку вести, а пристреливают одним орудием, беря цель в вилку - этот сигнал противнику: что сделать? Укрыться. На укрытие дается обычно 15 - 20 секунд. За это время артиллерийский ствол выпустит один-два снаряда. А я дивизионом за 15-20 секунд выпущу 120 ракет, которые идут все сразу", - рассказывает командир полка реактивных минометов Александр Филиппович Пануев.

Единственными, кому в Красной армии "Катюши" пришлись не по нутру, были артиллеристы. Дело в том, что мобильные установки реактивных минометов обычно выдвигались на позиции непосредственно перед залпом и так же быстро старались уйти. При этом немцы, по понятным причинам, именно "Катюши" старались уничтожать в первую очередь. Поэтому сразу после залпа реактивных минометов их позиции, как правило, начинали усиленно обрабатывать немецкая артиллерия и авиация. А учитывая, что позиции ствольной артиллерии и реактивных минометов зачастую располагались неподалеку друг от друга, налет накрывал артиллеристов, оставшихся там, откуда стреляли ракетчики.

"Выбираем огневые позиции. Нам говорят: "В таком-то месте огневая позиция, будете ждать солдат или поставленные маяки." Принимаем огневую позицию ночью. В это время подходит дивизион "Катюш". Если бы у меня время было, я бы сразу убрал оттуда свою позицию. "Катюши" сделали залп, на машины и ушли. А немцы подняли девятку "Юнкерсов" бомбить дивизион, а дивизион смотался. Они на батарею. Был переполох! Открытое место, прятались под лафетами пушек. Они отбомбили, кто впопад, кто не впопад и ушли", - рассказывает бывший артиллерист Иван Трофимович Сальницкий.

По словам бывших советских ракетчиков, воевавших на "Катюшах", чаще всего дивизионы действовали в рамках нескольких десятков километров фронта, появляясь там, где была необходима их поддержка. Сначала на позиции выходили офицеры, которые производили соответствующие расчеты. Эти расчеты, кстати, были довольно сложными — в них учитывалось не только расстояние до цели, скорость и направление ветра, но даже температура воздуха, которая влияла на траекторию движения ракет. После того, как все вычисления были сделаны, машины выдвигались на позицию, производили несколько залпов (чаще всего — не более пяти) и срочно уходили в тыл. Промедление в этом случае и впрямь было подобно смерти — немцы сразу накрывали место, откуда стреляли реактивные минометы, артиллерийским огнем.

Во время наступления тактика применения "Катюш", окончательно отработанная к 1943 году и до конца войны применявшаяся повсеместно, была другой. В самом начале наступления, когда требовалось взломать глубоко эшелонированную оборону врага, артиллерия (ствольная и реактивная) образовывала так называемый "огневой вал". В начале обстрела все гаубицы (зачастую даже и тяжелые самоходки) и реактивные минометы "обрабатывали" первый рубеж обороны. Затем огонь переносился на укрепления второй линии, а пехота занимала окопы и блиндажи первой. После этого огонь переносился вглубь — на третий рубеж, а пехотинцы тем временем занимали второй. При этом чем дальше уходила пехота, тем меньше ее могла поддерживать ствольная артиллерия — буксируемые орудия не могли сопровождать ее на всем протяжении наступления. Эта задача возлагалась на самоходные установки и "Катюши". Именно они вместе с танками шли следом за пехотой, поддерживая ее огнем. По словам тех, кто участвовал в таких наступлениях, после "огневого вала" "Катюш" пехота шла по выжженной полосе земли шириной в несколько километров, на которых не оставалось никаких следов тщательно подготовленной обороны.

Представить себе, что значит оказаться под ударом "Катюш", сложно. По словам тех, кто пережил такие обстрелы (и немцев, и советских солдат), это было одно из самых страшных впечатлений за всю войну. Звук, который издавали ракеты во время полета, каждый описывает по-разному — скрежет, вой, рев. Как бы то ни было, в сочетании с последующими взрывами, во время которых на несколько секунд на площади в несколько гектаров земля вперемешку с кусками строений, техники, людей, взлетала на воздух, это давало сильнейший психологический эффект. Когда солдаты занимали вражеские позиции, то их не встречали огнем не потому, что все были убиты — просто ракетный обстрел сводил с ума выживших.

pic

Нельзя недооценивать психологическую составляющую любого оружия. Немецкий бомбардировщик Ju-87 оснащали сиреной, которая завывала во время пикирования, также подавляя психику тех, кто в тот момент находился на земле. А во время атак немецких танков "Тигр" расчеты противотанковых орудий порой покидали позиции в страхе перед стальными монстрами. Таким же психологическим эффектом обладали и "Катюши". За этот страшный вой они, кстати, получили у немцев прозвище "Сталинские органы".

Источник: www.nnm.ru.

Теги: Катюша, Суперкары.